zagranitsa.com
Назад

Алматы нравится больше, чем Астана — Юрий Шевчук

0 2025
Фото: today.kz

Солист и основатель «ДДТ» рассказал о своей симпатии к Алматы, отношении к рэпу и сравнил жизнь в России и Казахстане

«Это всё, что останется после меня…», «Что такое осень?». Спорим, прочитав эти строки, в голове у вас сразу звучит голос Юрия Шевчука, бессменного лидера группы «ДДТ»? Человек, которого считают легендой русского рока, приехал в Алматы — именно с этого города начнутся казахстанские гастроли коллектива.

Они приехали ровно за час до наступления весны. Юрий Шевчук сразу же, оставив на пороге гостиницы чемодан и сбросив куртку в холле, встретился с журналистами.

Юрий Шевчук: Можно я с начала скажу? Здравствуй, Казахстан! Мы очень хотели приехать в очередной раз на гастроли. Нам есть что спеть, что сыграть, и, я думаю, мы сделаем это вместе с вашей замечательной публикой. Будет царить на наших гастролях мир, дружба, равенство, свобода и любовь. С весной!

1

Расскажите о вашей программе «История звука», с которой вы приехали в Алматы.

Юрий Шевчук: О ней мы рассказываем долго. Сыграли уже, наверное, 50 – 60 концертов. Программа случилась неожиданно для нас. Мы всегда даем что-то новое. Как говорил старик Экклезиаст: «Есть время собирать камни, есть время — разбрасывать их». Вот мы и решили пойти по его тропам и собрать какие-то камни. Эта программа посвящена 30-летию новейшей истории России, Казахстана — наших с вами жизней. Сейчас об истории много разговоров, много мифологии, вранья, каких-то иллюзий, непонятных воспоминаний необоснованных. Но мы с вами пережили эту историю, поэтому разговариваем со зрителем об этом. Выбрали песни, аутентичные тому или иному периоду времени. У вас есть возможность, придя на наш концерт, вспомнить, поностальгировать, выпить, закусить, отнестись к своей жизни иронично или тяжело — это ваше право о «раньше» говорить. Но мы — поем о «раньше». Но поем весело. Песни не все тяжелые и мрачные.

2

Когда вы готовитесь ехать в новый город или страну, корректируете ли программу под менталитет и интересы местной публики?

Ю.Ш.: Вы ждете от меня лекции по истории Казахстана? Могу что-то рассказать, но вам многое не понравится. Так же, как и про Россию. Но мы должны, конечно, знать, чем вы дышите и живете. Это безусловно, иначе налажаешь.

3

В интервью Юрию Дудю вы рассказали, что долгое время не исполняли песню «Осень» по определенным предшествующим ей причинам. Прозвучит ли эта песня на концерте в Алматы?

Ю.Ш.: Не знаю. Если вы будете очень ее требовать — прозвучит. Нет — так нет. Песен очень много, несколько сотен, не все могут войти в программу. Но особенных эксклюзивных отношений с «Осенью» нет.

4

Вы уже не в первый раз приезжаете в Алматы. Какие у вас отношения с нашим городом?

Ю.Ш.: Мне нравится Алматы больше, чем Астана. Алматы — живой город. Конечно, не такой идеальный, как Астана. Здесь народ хороший. Здесь есть грязь, но эта грязь (а в Питере она тоже есть) какая-то родная, хорошая, как у нас. Рынок у вас классный. Живой город, потертый, с огромной историей — и это чудо. Берегите Алматы.

5

Юрий Юлианович, вы один из немногих музыкантов, которые приезжают на площадку за несколько дней до концерта. Говорят, сегодня вы провели здесь чуть ли не весь день. Почему?

Ю.Ш.: У нас есть рабочая совесть. Концерт должен быть настоящим. Нет такого, что звезда приехала-уехала, два раза гавкнула в микрофон. Всё живое. Мы любим музыку, и музыканты все очень ответственно к этому подходят. Тем более мы в Алматы не были давно. Мы очень старались.

Фото: today.kz
Фото: today.kz
6

Как наш зритель?

Ю.Ш.: Очень теплый зал. Да, в Алматы всегда так. Я помню прошлый концерт, он тоже был очень теплым. Сегодня было какое-то единение, птицы летали над народом, да и над нами. Сегодня была какая-то абсолютная свобода, а это очень важно. Так как зал был теплый, музыканты как-то сорвались с цепи, и я просто упивался звуком. Сегодня был настоящий рок-н-ролл. Причем и старый, и новый, и совершенно разный: интеллектуальный немножко и простой. Мы дали историю.

7

Кстати, к вам на концерт в Алматы приехали слушатели из Узбекистана и Таджикистана…

Ю.Ш.: Да вы что? Здорово. Мы с удовольствием бы в Таджикистане и Узбекистане выступили, но как-то нас пока не приглашают. Мы бы с удовольствием приехали. Это не назвать народной дипломатией, но мы всегда стараемся относиться очень по-доброму, и это очень важно. Не терять связи. Не терять это братское какое-то чувство — мы же все из одной страны. Мы везде играем, и если нас приглашают в страны ближнего зарубежья, мы с огромным удовольствием отодвигаем даже дальние концерты, чтобы сыграть для наших.

8

Буквально на днях вышел ваш клип на песню «Любовь не пропала». Так почему она, любовь, всё-таки не пропала?

Ю.Ш.: Потому что любовь — это ось, вокруг которой вертится мир. И чем дальше живешь, тем больше это понимаешь. Это точно. Я не хочу каких-то пафосных слов говорить, но это очень важно. Это слово очень важно. Оно самое распространенное в мире, потому что любовью называют всё. А на самом деле один философ писал, что любовь — это огромная дорога. Любовь бывает плотская, бывает чувственная, бывает душевная. Любовь бывает ангельская и бывает божья.

А так немножко уже… какая-то хрень. А песни Басты, Оксимирона — это очень круто. У Касты новый альбом неплохой. Действительно где жесткий мир, жизнь, реалии настоящие, выбор между добром и злом. А бывает просто формализм. Люди с этим работают и иногда ошибаются. Но Скриптонит — талантливый парень. Он как пример у меня просто прошел. Гнойный — тоже циник. На телевидение поманили пальцем чуть-чуть, и тут же продал всё и вся: свою свободу, свою самость. А говорит при этом о себе: «Мы — это нечто!». Да какое нечто? Гнойный, блин. Всё это как-то очень быстро у ребят происходит, а это говорит о том, что у некоторых из них нет какого-то внутреннего содержания. И протест некоторых рэперов — он только до первых «бабок». Потом он тут же исчезает. А пока денег нет, они протестуют. У нас, кстати, было не так. Деньги просто не работают. Поэтому в роке свои проблемы, в рэпе — свои, в джазе — очень много проблем. Не хватает категорически саксофонистов…

9

А по поводу попсы?

Ю.Ш.: У попсы тоже свои проблемы. Но есть хорошая попса. Просто я в какой-то момент начал на этом заострять внимание, когда совсем уже стало дышать тяжело. А сейчас, благодаря YouTube и Интернету, можно увидеть всё. Телевизор уже никто в России не смотрит. У вас, наверное, тоже. Что там по телевизору? Реклама да пропаганда. Что ее смотреть? Сейчас все смотрят, слушают и читают Интернет, в этом смысле это очень круто. И молодой группе сейчас гораздо легче пробиться: и попсовой, и рэпу, и рейву, и року. Потому что если исполнитель или группа действительно талантливые, их из Сети скачивают.

10

Вы говорили, что в современной России, как и в Казахстане, вам не всё нравится. О чем была речь?

Ю.Ш.: Приезжаешь в Курган, там люди танки собирают, а у слесаря зарплата — 15 тысяч. Ну что это такое? А на бабушек смотреть… Наш лидер занялся внешней политикой — круто, а про внутренности забыл. Народ просто выживает, это действительно так. И я же не слепой. Понятно, что мы об этом пишем и говорим.

11

В 2012 году во время предвыборных кампаний перед президентскими выборами активисты собирали подписи за выдвижение вашей кандидатуры…

Ю.Ш.: Да ну, это бред. Какой я президент? (Смеется.) Был один художник в Германии неудавшийся, Гитлером звали. Не надо быть нашему брату политиками. Мы должны петь, о чем поем. Политика — это очень серьезная работа. Это какие мозги надо иметь! Харизму, покой в душе, уверенность, расчет… Ну, это другие люди.

12

Это четвертый ваш приезд в Казахстан. Есть что нам сказать?

Ю.Ш.: Главное, чтобы у вас не было национализма. Это страшно. Я видел в горячих точках, во что это превращается. Национальная культура — да, за нее надо бороться. Но национализм, когда идет дальше, это ужасно. Ни в коем случае этого быть не должно.

Источник: today.kz.

НАПЕЧАТАТЬ

Смотрите также:

Комментарии

c
Гость
Еще 0 ответов комментарии